Укрощение натурала

Ваши рассказы и рассказы найденные в сети
IBerg
Сообщения: 11
Зарегистрирован: 16 мар 2019, 11:21

Укрощение натурала

Сообщение IBerg » 16 мар 2019, 11:59

Дмитрий Долинин. Гей рассказ - Укрощение натурала

Часть 1

Меня зовут Джек, мне 22 года, я учусь в колледже. Я хочу рассказать вам о своем недавнем гомосексуальном приключении. Меня всегда привлекали красивые парни, особенно в военной форме, но эту встречу я не смогу забыть никогда. Все произошло в канун Нового Года.

Я пошел на студенческую вечеринку в нашем городке - знаете, на одну из тех вечеринок с танцульками, где иногда в задних комнатах парни с девицами устраивают трах при зрителях. Мне нравятся такие сеансы, потому что там всегда полно молодых и разгоряченных от похоти самцов. Конечно, большинство из них - не голубые, но все они так подчеркнуто, по-мужски сексуальны... Я обычно занимаю место где-нибудь поближе, чтобы лучше видеть, как эти молодые парни трутся своими восставшими елдаками о пизду очередной сучки, в то время как остальная публика подзадоривает их или, как водится, дает советы. Глядя, как они ебутся, я представляю себе, как этими хуями они могли бы трахать меня в зад. Иногда мне приходится отправляться в туалет и там разряжаться, потому что некоторые кобели могут так ебаться в течение почти что целого часа, а я за это время успеваю перевозбудить себя фантазиями о том, как их сперма вырывается из ствола, стекает по нему и обволакивает яйца, а я приникаю к ним и облизываю...

Но на этом вечере ничего такого особенного не было. Только музыка, танцы, пиво, алкогольные напитки... Я как раз отдыхал в буфете, когда обратил внимание на этих троих солдатиков. Я чуть было не выронил свое пиво - настолько заебато они выглядели: всем лет по 18-19, бритые головы, зеленая форма, сверкающие черные ботинки! Двое несли бокалы с пуншем, а третий, самый симпатичный, шел следом. Эти двое поставили бокалы на стол и один сказал:

- Послушай, Бен, мы с Риком пойдем поищем телок. А потом вернемся...

Я человек общительный, а этот парень был такой милашка - ну, я и решил подойти и познакомиться с ним. Конечно, шансов потрахаться было мало, но я уже знал, что не прощу себе, если хотя бы не сделаю попытки. Я купил стакан пунша, подошел и прочитал табличку на груди солдата:

- Рядовой Хардвик.

- Привет, - сказал я, - меня зовут Джек Джонс.

- Бен Хардвик, - откликнулся он.

Я начал с невинным видом выпытывать его секреты.

- Ты здесь на свидании?

- Ха, - ответил он, - не с кем мне тут встречаться! Я впервые прибыл сюда только вчера. У нас был учебный марш, и вот теперь нас здесь расквартировали. Мои приятели здесь живут, и они привели меня на этот вечер. А сам я из Техаса.

Это все меня страшно заинтересовало. К тому же он выглядел очень молодо, а голос у него оказался необычайно низким. Думаю, у этой армейской молодежи такие низкие и сексуальные голоса неспроста - это вызвано постоянной муштрой и криками при приветствиях и отдаче рапортов. Я уже подумывал напрямик спросить, не голубой ли он, как вдруг он быстро разрушил мои надежды, продолжив:

- У меня есть девушка в Далласе. Мне так жаль, что ее сейчас со мною нет!

- Да, это очень плохо, - двусмысленно произнес я.

Итак, этот цыпленочек был натуралом. С другой стороны, он несколько недель не видел свою девчонку, он был одинок, он был новичком в городе, и - самое главное! - у меня определенно возникал стояк при одном взгляде на него.

- А ты пунш пробовал? - спросил я.

- Нет, я вообще почти не пью. Так, разве что пиво на нашей ферме. Думаю, мне не понравится этот пунш.

- А, ну это ты зря, попробуй, это классный пунш. Не думаю, что тебе от него поплохеет больше, чем от пива, - солгал я.

Бен согласился, и я протянул ему большой бокал с пуншем, втайне радуясь, что поблизости нет открытого огня.

- Вау! - взвыл Бен, осушая бокал, - Очень крепкий!

- Ну, ты просто никогда раньше не пил настоящих спиртных напитков.

- А знаешь, ничего! Я, пожалуй, еще выпью...

Мы взяли еще, и продолжили болтать и пить. Я, правда, делал только маленькие глотки, а при первой же возможности, как только он уходил поссать, выливал свой стакан.

Где-то к половине второго ночи, когда Бен уже поглотил четыре стакана пунша, он начал потихоньку терять равновесие, и, наконец, чтобы удержаться на скамье, ему пришлось схватиться за меня. Тут на мгновение у него прояснилось в голове, и он изрек:

- Я, кажется, малость перебрал. Скорее бы вернулись мои друзья и забрали меня домой!

Я понял, что клиент созрел и что промедление смерти подобно. Я предложил доставить его домой, и он с радостью согласился. Он попытался встать, но не смог. Я помог ему, и мы поковыляли к моей машине. Пока я обходил автомобиль, чтобы сесть за руль, Бен уже отрубился и захрапел.

Все шло так, как я и планировал. Я остановился у общаги, захватил свой особый чемоданчик и направил машину прямиком к озеру, где стоял вагончик моего дядюшки, который летом приезжал туда удить рыбу. Всю дорогу Бен дрых, как младенец.

Я открыл вагон, внес туда чемоданчик, а затем занялся транспортировкой Бена. Он кое-как переставлял ноги, но соображать не мог совершенно. Он попытался выяснить у меня, где мы - я ответил, что привез его к себе домой, потому что он был слишком пьян, чтобы вести машину. Этот ответ его удовлетворил, и он снова вырубился, как раз в тот момент, когда мы входили в дверь, так что мне пришлось протащить его на себе через всю комнату и уложить на кровать.

Приподняв его на кровати, я расстегнул пуговицы на его куртке, стащил куртку и отпустил его, чтобы он лег. Под курткой была зеленая футболка. Она плотно облегала его тело, подчеркивая каждую его мышцу и две точечки его сосков, затвердевших от холодного ночного воздуха. Потом я расстегнул пряжку и ослабил ремень. Я расстегнул несколько пуговиц и опустил молнию брюк, скользнув вниз по выпуклости между его ног. Штаны Бена немедленно раскрылись, выставляя на обозрение зеленые хлопковые трусы, в застенке которых томился большой член. Я развязал шнурки на сверкающих черных ботинках, стянул их с его ног и бросил на пол. Затем стащил с него эти зеленые форменные штаны и тоже отбросил прочь. Из своего чемоданчика я достал четыре шелковых шнура и привязал Бена за руки и за ноги к спинкам кровати.

За все это время Бен даже не проснулся. Лежа на кровати, он мирно дремал. А его зеленое нижнее белье было напряжено от давления его члена. О, этот горячий техасец! Его грудь была широка, как стиральная доска, и мускулы так же выделялись на тесной ткани футболки... Его сильные руки напоминали руки атлета, а предплечья были густо покрыты шелковистыми волосиками, так что по цвету они казались коричневыми. Его сильные мускулистые ноги свидетельствовали о том, что их хозяин уделял физической тренировке большое внимание.

Я положил руку ему на лодыжку. Ноги парня были плотно покрыты густыми коричневыми волосами. Я провел рукой вверх, чувствуя, как мягкий мех струится сквозь кончики моих растопыренных пальцев. Моя рука добралась до края трусов Бена. Я слегка приподнял их и взвесил хозяйство Бена в своей руке. Это было все, что я мог себе позволить - иначе бы я обезумел и разодрал в клочья эти зеленые трусы. Но я хотел дождаться утра, когда Бен протрезвеет и придет в себя.

А пока Бен глубоко спал, опьяненный пуншем. На его подмышках сквозь зеленую футболку проступили два темных и влажных пятна от пота. Мне очень нравится, как пахнут мужчины. В школе, в старших классах, я часто, насколько возможно, задерживался в раздевалке и караулил тот момент, когда потные игроки нашей баскетбольной команды возвращались с тренировки и бросали свою пропитанную потом спортивную форму и плавки в корзину для стирки. А потом они голые расхаживали по раздевалке и хвастались друг другу, как их подружки делают им миньет, или обсуждали ошибки, допущенные при игре. Раздевалка наполнялась стойким запахом пота, стекающего с волнистых волос, растущих у них под мышками и вокруг их пенисов и яиц...

Будь что будет - я нагнул лицо к подмышке Бена и глубоко вдохнул. Блин, запах был такой же вкусный, как футболки моих баскетболистов после тренировки! Я так обрадовался, что Бен не пользовался дезодорантами, скрывающими превосходный мужской мускусный запах, который так меня возбуждает. Я повел носом еще ниже, к его трусам, ближе к яйцам и снова вдохнул этот горячий и щекочущий ноздри запах. Запах его мошонки. Он напомнил мне про Марка...

Марк Гамильтон был лучшим защитником нашей школьной футбольной команды. Как-то раз я притворялся, что ищу в раздевалке какую-то забытую вещь, когда футболисты вернулись после пятимильного кросса и тренировки. Эти потные парни побросали свои футболки, трусы и плавки в корзину. Как только они скрылись в душе, я схватил плавки Марка, засунул их в карман и побежал домой.

Дома, в своей безопасной спальне, я внимательно изучил его плавки. Они были мокрые от пота, а к ткани прилипло несколько темно-коричневых волнистых волосков с лобка Марка. В тот вечер я дрочил, уткнувшись носом в плавки и вдыхая запах его хуя. И потом еще много раз я спал в его плавках и кончал в них.

...Я скинул одежду, освобождая свой напрягшийся член из плена джинсов и тесных плавок. Выключил свет и забрался во вторую кровать, стоявшую в вагончике. Мой малыш требовал разрядки, но я нарочно не стал трогать его. Нет, я не хотел кончать здесь и сейчас - я должен был ждать до утра, я хотел, чтобы рядовой Бен Хардвик был бодрым и выспавшимся к тому времени, когда я займусь с ним любовью. Кое-как я уснул.

Проснулся я от криков Бена.

- Эй, Джек! Что, черт возьми, происходит? Вы с Джерри и Риком решили подшутить надо мной? Ну ладно, все, очень смешно! Шутки кончились! Теперь развяжите и отпустите меня.

Я вылез из-под одеяла и встал перед ним, совершенно голый. Бен скользнул взглядом по моему большому волосатому хую и яйцам, тут же поспешно отвел глаза и стал смотреть мне в лицо. Я думаю, что солдаты часто возвращаются в таком виде из душа в казарму, так что в подобном поведении не было ничего особенного. Это свойственно большинству людей.

- Эй, парень! Шутки в сторону. Развяжи-ка меня. Сегодня последний день моего отпуска, и я хочу пораньше начать развлекаться.

- Я тоже, - сказал я, присаживаясь на край кровати и пристально глядя в его голубые глаза.

- Джерри! Рик! - закричал он что было сил.

- Их здесь нет, - был ответ.

Тут Бен перепугался и начал звать на помощь своим густым низким голосом. Но я прервал его:

- Бен, можешь кричать столько, сколько захочешь. Мне нравится слушать твой чудный бас. Это меня заводит. Но тебя никто не услышит. Мы одни в лесу, а ближайшее жилище в нескольких милях отсюда.

- Что ты от меня хочешь? - спросил он.

- Бен, я хочу заняться с тобой любовью, - просто ответил я, положив левую руку на его член и слегка сминая яички.

- Блядь! - завопил он, начиная брыкаться на матрасе и пытаясь освободиться.

- Ну, ну, Бен... Успокойся. Я не сделаю тебе больно. Я хочу, чтобы ты испытал удовольствие, о котором, может быть, только мечтаешь. Я могу тебе такое наслаждение доставить, что твоей девушке до этого далеко! - и я начал медленно потирать его вялый член и мять яйца. Бен закричал:

- Отъебись, ты, извращенец! Я не трахаюсь с парнями! Мне это не нравится!

Другой рукой я начал растирать его ноги, покрытые темными волосами. Бен извивался, как уж на сковородке, безуспешно стараясь высвободиться. Наконец он успокоился, поняв, что не может справиться с веревками. Теперь я смог осмотреть его с головы до ног.

В комнате было прохладно, и его соски были напряжены. Два тугих бугорка просвечивали сквозь натянутую ткань футболки. Я еще подумал, что через них можно было бы продеть серьгу.

- Я гляжу на твою грудь и думаю, что ты замерз, Бен, - сказал я, включил обогреватель и вернулся к его постели.

Я дотронулся пальцами до его сосков и заметил, что мой солдат успел вспотеть - на подмышках футболки снова были два темных пятна.

- Бен, твои подмышки пахнут лучше всех, что мне доводилось нюхать, - искренне сказал я.

Он не отвечал. Я полез в свой чемоданчик, достал оттуда небольшие ножницы и разрезал рукава его футболки так, что обнажились два пышных курчавых пучка темных волос. Потом я уткнулся носом в одну из этих благоухающих ямок и пробежался по ней языком. Он опять начал дергаться и орать:

- Нет! Нет!

Пот был соленым, запах неописуемо приятным... К сожалению, вкус слишком резкий.

- Бен, сейчас я буду учить тебя послушанию. Ты ведь солдат и должен быть знаком с дисциплиной.

Я взял ножницы и начал разрезать его футболку - сперва бока, потом плечи. Наконец, его тело открылось. Когда я увидел грудь этого солдата, у меня перехватило дыхание и началась эрекция.

Грудь была почти полностью покрыта курчавыми вьющимися волосиками. Широкая полоса ароматных волос сбегала с верхней части груди, окружала пупок и заканчивалась в районе его члена. Пока мои руки блуждали по мягкому меху его груди, Бен продолжал кричать и безуспешно пытался рвать веревки, стараясь освободиться.

Потом я снова обратился к своему чемоданчику, достал небольшой трансформатор и подсоединил его к сети. На его передней панели было три разъема - к двум я присоединил длинные провода с металлическими прищепками-клипсами на концах. Третий провод заканчивался маленькой кнопкой. Я включил трансформатор, и он начал издавать негромкое гудение. Бен пришел в неистовство. Он изо всех сил задергался в своих путах. Его сильные солдатские мускулы напряглись от страха, и я тоже испугался - испугался, что кровать может не выдержать усилий этого жеребца.
Последний раз редактировалось IBerg 16 мар 2019, 12:01, всего редактировалось 1 раз.

IBerg
Сообщения: 11
Зарегистрирован: 16 мар 2019, 11:21

Re: Укрощение натурала

Сообщение IBerg » 16 мар 2019, 12:00

Часть 2

- Бен, я же сказал, что не хочу сделать тебе больно. Разве тебе было неприятно, когда я лизал твою подмышку?

Однако Бен продолжал рваться и звать на помощь.

- Ну, Бен, я тебя накажу, если ты не хочешь заниматься любовью. Впрочем, это наказание совсем не страшное - многим это даже нравится.

Я склонился над ним и начал массировать его соски, скрытые под густым мехом. Каждый сосок я взял в руку и стал разминать и поглаживать их, так что они скоро набухли и затвердели. Потом дотянулся ртом до одного из них и принялся посасывать его и покусывать. Повторил то же и с другим соском, пока они оба не покраснели от прилива крови. Бен все это время так вертелся, что я чуть было не прикусил себе губу. Наконец я разгладил мохнатые волосы, растущие возле правого соска, и прикрепил к нему один провод с клипсой. Затем расправил волосы у левого соска и защелкнул зажим на его красном кончике. Распрямился сам и объявил:

- Ну, теперь будем учиться хорошо себя вести! - и нажал кнопочку.

Его спина выгнулась, и он вопил от боли до тех пор, пока я не отпустил кнопку.

После этого Бен остался лежать неподвижно. Все эти его усилия привели к тому, что он здорово вспотел. Капли пота выступили на его груди и обозначили мокрую дорожку волос, ведущую вниз к пупку. Подмышки промокли, и волосы на них блестели от пота. Казалось, от них шел пар. Запах пота был ощутим с того места, где я стоял.

Я наклонился и снова попробовал лизнуть подмышку. Этот парень снова дернулся, и я услышал:

- Я убью тебя, как только освобожусь!

Нажав на секунду кнопочку, я наблюдал, как судорожно сокращались от электрического удара мышцы солдата.

Теперь я беспрепятственно окунулся лицом в мягкий мех его подмышки и наполнил свои легкие мускусным запахом. Я посасывал и целовал эти мягкие волосы, я водил по ним языком. Каждый раз, когда Бен сопротивлялся, я посылал через его набухшие красные соски электрический разряд. Вторую подмышку я вылизал, почти не встретив сопротивления. Молодой солдат просто лежал и изредка всхлипывал, как маленький ребенок.

Затем я стал ласкать густые коричневые волосы на его сильных мускулистых ногах. Я поцеловал его ноги в нескольких местах - там, где волосы были гуще. Потом залез на кровать и сел сверху, обхватив ногами его талию. Его волосы мягко щекотали мой зад и яйца, когда я опустился сверху на него. Он опять принялся ругаться, и мне пришлось пропустить через его грудь несколько электрических разрядов. Я провел пальцем по влажным курчавым волосам на его груди, потом поднес его ко рту и насладился солоноватым вкусом. А потом - потом я лег на него сверху так, что мой хуй прижался к его сильной волосатой ноге... И все это время мне приходилось бить его током, если он дурно себя вел.

Я прижался языком к его пупку и медленно повел его по мокрым от пота волосам вверх, к центру его грудной клетки. Потом отстегнул один из проводов от соска и слегка прикусил эту набухшую красную шишечку. Бен взвился на своей кровати, решив, что я включил электричество. Когда я закончил ласкать сосок, я подключил клипсу к его подмышке. И нажал кнопку. Опять раздался этот низкий и сексуальный голос - он громко застонал.

Я подключил металлические клипсы к обеим его подмышкам. Потом насладился ощущением того, как мои соски скользят по его волосикам - это я потерся о его мохнатую грудь, соскользнул по ней и склонил на нее свою голову.

- Попроси меня пососать твои соски, - мечтательно промурчал я.

- Отъебись! - я быстро и коротко несколько раз нажал кнопку и чуть не свалился на пол - его тело забилось подо мной в судорогах.

- Ну попроси, - уговаривал я.

Бен тяжело дышал.

Пососи... Ай! - это я нажал кнопку.

Пососи мои... Ой! Не-ет!... - опять завопил он.

- ПОЖАЛУЙСТА, пососи мои соски! - наконец догадался Бен.

Я был вынужден с удовольствием подчиниться и начал обсасывать тугие красные шарики, пылающие огнем в зарослях волос на этой мохнатой груди. Обе руки я возложил на эти сильные плечи, разминая их, сосал его грудь и иногда пропускал электрические разряды через его подмышки - ну, это когда он сильно сопротивлялся.

Лицо Бена было прекрасно! Прекра-асно... Я провел рукой по его коротко подстриженным волосам, погладил его щеку. У него уже начали пробиваться волосики. Темно-коричневая щетина, отросшая за ночь, придала его лицу особенную сексуальность, хотя на ощупь слегка кололась. Верхняя губа Бена покрылась тонкими усиками. Я попытался провести пальцем по усикам и по губам, но Бен отвернулся. Я тут же пустил ток.

- Бен, попроси меня потрогать твои усики.

- Пожалуйста, потрогай мои усики! - произнес он и тут же получил удар током по подмышкам.

- Нет, - поправил я его, - пожалуйста, потрогайте мои усики, СЭР!

- Пожалуйста, потрогайте мои усики, сэр! - взмолился он.

Я провел рукой по его щетине и по темной полосе намечающихся усов. Его лицо было очаровательно настолько, что я должен был поцеловать его.

- Попроси, чтобы я поцеловал тебя, - скомандовал я, посылая очередной разряд. Он скорчился и напряг мышцы своих сильных, заросших волосами рук.

- Пожалуйста, поцелуйте меня, сэр, - был ответ.

- Вот, так уже лучше, солдат. Ты хорошо обучаешься! А сейчас, как ты и просишь, я поцелую тебя, и хочу, чтобы ты тоже поцеловал меня - и главное, чтобы ты ПОЛУЧИЛ ОТ ЭТОГО УДОВОЛЬСТВИЕ! - сказал я, нажав на кнопку при слове "удовольствие".

И я поцеловал его в губы, раздвинув губы своим языком - и он не противился. Но его глаза были закрыты, а рот оставался неподвижным. Я на миг замкнул цепь, и его сильные руки дернулись. Я исследовал языком его рот, и он начал двигать своим языком вокруг моего и лизать его.

Вокруг волосатых ног Бена нежно обвились мои, на его животе было так уютно и мягко лежать, а его тонкие усики щекотали мою верхнюю губу, когда он целовал меня.

В конце концов наш поцелуй прервался, и я поднялся с кровати. Сквозь зеленые хлопковые трусы я пощупал его яички, слегка сжав их - из его груди вырвался глубокий стон. Я пробежался рукой по дорожке волос на его животе и оттянул резинку трусов. Подумал, перерезал ее ножницами, потом стал разрезать вдоль ног боковые стороны трусов. Раздались крики Бена:

- Не-е-ет!

Я привычно послал несколько разрядов на его подмышки. Я отбросил последние лоскуты одежды с его тела. Обнажились половые органы. Мошонка свободно провисла, и большие волосатые яйца Бена - каждое размером с хорошую сливу - распластались по кровати.

У многих парней на яйцах не так уж много волос. Бен был не из таких. Его яйца были полностью покрыты мягкими коричневыми волосками. Плотные кольца завитков покрывали область его лобка. Это было достойное завершение волосяной дорожки, которая брала свое начало в районе груди, слегка сужалась в районе пупка и вновь расширялась к промежности, охватывая член, сейчас безвольно лежащий между яйцами.

Я перестегнул клипсы обратно на грудь - Бен беспомощно вздохнул. Но когда из чемоданчика появились смазка и искусственный член, он снова задергался и попытался освободиться. Я помог ему дергаться, направив через его соски несколько коротких разрядов, которые отрезвили его. Электричество, по-видимому, заставило его мошонку сжаться, так, что большие яйца снова прижались к телу.

Я обнял Бена за талию и немного протащил его вниз по кровати, насколько позволяли веревки - а они все-таки давали определенную свободу движений. Затем, сев между его ногами, я слегка приподнял их, немного согнув в коленях. Смазал кончик искусственного члена, приготовился нажимать на кнопку трансформатора и спросил Бена, знает ли он, что я собираюсь делать.

- Отпусти меня! - молил он.

Удар! Мышцы его груди сжались.

- Бен, я хочу научить тебя, насколько хорош может быть анальный секс. Тебя когда-нибудь в жопу трахали?

- Нет, нет! - чуть не плакал он.

Ах, до чего же сексуальное зрелище открылось сейчас передо мной! На спине лежит солдатик, его сильные руки связаны, а волосатые ноги - согнуты и разведены в стороны так, что дают мне возможность наслаждаться, созерцая роскошный вид - его хуй, яйца, волосатое очко, грудь, покрытую мехом, кисточки подмышек и ниточки усов, пробивающихся на молодом солдатском лице.

Я не удержался и потрогал пальцем его дырочку. Мне нравятся волосатые мужики, а у этого парня на одних лишь ногах было волос больше, чем у иных на всем теле. А его задница была покрыта волосами почти так же густо, как и ноги, и возле самого очка тоже росли короткие густые черные волосы.

Он начал уворачиваться, и мне снова пришлось наказать его. Я крепко прижал его спиной к кровати, приподнял ему ноги и левой рукой развел ягодицы. В правую руку взял дилдо и дотронулся до его розовеющей дырочки. Его очко сжалось, закрывшись еще больше. Удар! - и я приказал ему расслабиться. Он что-то простонал, и жопа слегка разжалась. Теперь я засунул туда палец, и он сдавил его жопой - и снова получил удар током. Так мы продолжали несколько раз, пока он не научился терпеть мой палец, не сжимая очко. Я немного помазал вокруг него и внутри мазью.

- Бен, послушай-ка, я думаю, что твоя жопа пока не готова, чтобы ее трахали, - сочувственно сказал я. - Боюсь, если я тебя выебу, тебе с непривычки будет очень больно. Сейчас я потренирую твое очко, чтобы ты привык к тому, как это бывает, когда в тебя входят.

С этими словами я дотронулся небольшим искусственным членом до его дырочки и начал ненавязчиво массировать ее, давая время привыкнуть к новому ощущению. Я продолжал массировать, надавливая чуть сильнее. Постепенно дилдо уперся в его сжатый задний проход и остановился. К этому времени мой собственный хуй уже вовсю стоял, как бы желая проделать всю работу вместо искусственного члена.

- Рядовой Хардвик, приказываю расслабиться! - внезапно закричал я. Солдат вздрогнул, но продолжал стонать от боли, потому что я не прекращал нажимать на дилдо, запихивая его все дальше и дальше вглубь его задницы. Моя команда не очень помогла, но по крайней мере мне не показалось, что он слишком сильно сопротивляется - просто он никак не мог расслабить мышцы своего сфинктера.

- Представь себе, что ты пытаешься посрать, и тебе будет легче, - посоветовал я.

Он глубоко вздохнул, промычал что-то, и его ягодицы слегка раздвинулись, а очко чуть-чуть разжалось. Я быстро и с усилием вставил дилдо в его полураскрытую жопу так, что он почти преодолел ткани сфинктера.

Он громко взвыл и попытался сомкнуть ноги. Одно нажатие кнопки - держа ее нажатой, я чувствовал, как он в судорогах нанизывается своей жопой на дилдо. Я усилил давление, искусственный член начал двигаться и внезапно обрел свободу - это головка прошла сфинктер.

Я медленно всунул член на дюйм вглубь, а потом оттащил его назад. Он задергал головой, умоляя меня остановиться. Я неторопливо принялся ебать его жопу с помощью дилдо, пропихивая его все дальше и дальше, и с каждым толчком он стонал от боли, которая постепенно начала сменяться удивленной радостью, когда дилдо продвинулось настолько далеко, что стало массировать его предстательную железу. Каждый раз, когда головка искусственного члена нажимала на простату, солдатик поводил головой из стороны в сторону - но уже с удовольствием.

Не прерывая качаний дилдо, я начал лизать его большие волосатые яйца. Его мошонка расслабилась, и я мог ласкать языком и брать в рот каждое яичко в отдельности. При этом я не переставал работать искусственным членом - он был вставлен уже почти до конца, так что касался простаты, и я начал покачивать им вверх-вниз. Бен продолжал стонать в экстазе. Его член тем временем покачивался, увеличиваясь в размерах с каждым ударом сердца, и, наконец, встал. Я понял, что парень вошел во вкус, и решил немного охладить его пыл.

Я в очередной раз нажал кнопку. Бен вскрикнул. Его очко напряглось и стиснуло дилдо, а тело скорчилось на кровати. Все сработало - хуй слегка опал, и мой солдат принялся просить, чтобы я продолжал.

- О, Джек, это так здорово! Я никогда не думал, что может быть такой кайф! Пожалуйста, давай еще - мне нравится, когда меня ебут.

- Ты хочешь продолжить?

- Да, да, еби меня дальше!

- Нет! - отрезал я.

IBerg
Сообщения: 11
Зарегистрирован: 16 мар 2019, 11:21

Re: Укрощение натурала

Сообщение IBerg » 16 мар 2019, 12:00

Часть 3 (последняя)

- Ты мне сопротивлялся и не верил, что я могу доставить тебе удовольствие, о котором ты мечтал разве что в подсознании. Я ПОДУМАЮ, повторить ли это, но сперва ты должен тоже помочь мне".

- Да, я помогу тебе! Что ты хочешь, Джек? Я все сделаю! - вскричал он.

- Ну, сначала, рядовой Хардвик, давай посмотрим, насколько сильно встанет твой елдак, - улыбнулся я и стал поглаживать его волосатые яйца, массируя и слегка оттягивая их.

Я держал оба яичка - каждое в своей руке - и не спеша покручивал их. Бен счастливо вздохнул. Его член снова начал вставать, постепенно твердея. Наполняясь кровью, он приподнялся над животом. Я покачал искусственным членом внутри него, и Бен прошептал:

- Да! Да! Еби меня!

Я смотрел на хуй молодого солдата - он уже достиг полной эрекции и возвышался над курчавыми волосами лобка дюймов на десять.

- Он такой большой и толстый, - восхитился я.

- Пососи у меня, - попросил Бен.

Я провел правой рукой по его лобку и обхватил его горячий пульсирующий хуй, продолжая пальцами левой играть его яичками. Потом перехватил член прямо под головкой и оттянул назад крайнюю плоть, обнажив красную головку. Провел языком по стволу, облизал головку, задержавшись на отверстии канала. Затем медленно сомкнул губы вокруг налитой кровью головки и глубоко втянул ее в рот.

- О да, да! Соси... - стонал Бен.

Я принялся двигать головой вверх и вниз по стволу его члена. Стоны усилились, и он принялся двигать бедрами, всаживая хуй поглубже ко мне в рот. Мне показалось, что он скоро собирается кончить, но это не входило в мои планы. Я пережал рукой основание его яиц и оттянул их вниз, насколько это было возможно.

- Ох, о-ох... - кричал Бен, продолжая сотрясать кровать, но тут я выпустил его хуй изо рта, и тот беспомощно заколебался в воздухе. Я сжал мошонку больнее, и Бен забился в агонии.

- Отлично, рядовой Хардвик! - произнес я, отпуская его сжатые яйца, которые упали на искусственный член, продолжавший торчать из его жопы.

- О, Джек, зачем ты так сделал? Больно... Блядь... Словно ты мне по яйцам прошелся! Дай мне кончить... Яйца болят! - он с силой дернул веревки, - Отсоси у меня, ты, мудила!

Я на несколько секунд нажал кнопку, а потом ждал, пока его мышцы расслабятся, а яйца съежатся и мошонка прижмется к телу.

- Теперь твой черед услаждать меня, солдат, - подумал я, склонился над ним и принялся водить по своим соскам его членом, другой же рукой при этом слегка надрачивал. Потом прилег на него сверху и потерся стоящей елдой о его волосатые ноги, жмурясь от удовольствия, когда тоненькие волоски щекотали мой член.

Я приподнялся на кровати и слизал с середины груди моего солдатика соленые капельки. Прижал лицо к мокрым волосам на его подмышках, втянул носом, а потом слизнул сладко-соленый нектар мужского пота.

- Тебе хорошо? - спросил я.

- Да, да, - нетерпеливо ответил он.

Я потерся членом о влажную кисточку на другой его подмышке и придвинулся к его носу.

- Хорошо мой хуй пахнет? - спросил я.

- Да, я хочу его пососать.

- Пососи сперва мою подмышку, - ответил я и изогнулся так, чтобы подмышка коснулась кончика его носа.

Его грудь расширилась - это он втянул мой запах во всю глубину своих легких. Я почувствовал робкое прикосновение языка и растянулся на его груди, вытянув руку и уткнувшись подмышкой в его рот. Он жадно лизал и посасывал мои волосы, а мне было щекотно.

...Потом я отсоединил провода от сосков Бена и сел на него, широко расставив ноги. Я водил головкой члена по тонкой полоске его усиков, в то время как его язык жадно ласкал мою уздечку. Я велел ему открыть рот, и всунул ему хуй - он сперва подавился, но вскоре смекнул, что от него требуется, и в итоге я начал трахать его так, как никогда никого до этого. Когда я делал паузу, и язычок моего солдата скользил по моей головке, влажной от его слюны. Потом он продолжал сосать у меня, и я ебал его снова, все быстрее и сильнее, мои яйца ударялись о его небритый подбородок - и наконец я уже не мог сдерживаться. Я выдернул свое дрожащее орудие из его рта и стал бешено тереть им о его усики - потом громко простонал, начал хватать ртом воздух - и обильно кончил на лицо этого солдата.

Большие белые капли спермы изверглись из моего пульсирующего члена и ударились о его усики. Он призывно раскрыл рот, и я выпустил еще пять или шесть залпов, одновременно наяривая правой рукой. Капли попали к нему в рот, на губы и растеклись по подбородку. Запах горячей молофьи и потных тел заполнил комнату.

- Мммм, - промычал мой солдатик в экстазе и слизнул сперму с губ, глядя мне прямо в глаза.

Я прижался губами к его губам и горячо поцеловал. Облизал его усики и слизал с них густеющие капли своей собственной спермы. Солоноватая жидкость обволокла мой язык. Я целовал его снова и снова, наши языки сплетались и расплетались, и, наконец, мы разделили и проглотили всю сперму.

- Пососи у меня, ПОЖАЛУЙСТА! - взмолился солдат, - Яйца болят, ДАЙ МНЕ КОНЧИТЬ!

И действительно. Его хуй полностью стоял и дрожал от нетерпения. Я поднялся и переместился к его промежности. Я взялся за дилдо, по-прежнему торчащий из него, и потер его взад-вперед о простату. Бен с обалдевшим видом подался задом навстречу. Я несколько раз подвигал этим орудием внутрь и наружу его задницы, почти выдвигая его - до самой головки - и внезапно глубоко засовывая обратно, так что он все время вскрикивал, но уже от удовольствия. И начал подмахивать своей жопой навстречу движениям дилдо, стараясь попасть в его ритм. В конце концов я выдернул игрушку из его пылающей задницы. Он опять громко застонал и затряс своим хуем, умоляя отсосать у него и дать ему кончить. Я нанес смазку на свой средний палец и потрогал его очко. Солдат пробормотал:

- Отъеби меня"!

Я неторопливо всунул палец внутрь и начал быстро скользить им внутрь и наружу... внутрь и наружу... При этом я понимал, что хуй моего друга держит эрекцию уже почти час, и представлял, что должно сейчас происходить с его яйцами... Я схватил их другой рукой.

- А-а-а! О-о-о! - завопил он как резаный.

Ха, я удерживал похоть этого самца так долго, что его яйца стали пульсировать, болеть - жить своей собственной жизнью - ХОРОШО!

(Ах, если бы только он мог знать, сколько раз я, глотая слюни, смотрел на горячих парней вроде него - сколько раз я хотел их и не мог этого! - а мои яйца так же болели после долгого стояка, и сколько раз не было возможности разрядиться!)

Я всунул палец в его очко и нащупал простату. Я начал массировать ее. Солдат обезумел от кайфа! Я явно издевался над ним - массировал ему простату и ласкал яйца, а он мог только трясти своим изнемогающим хуем в воздухе, не имея возможности кончить! На кончике его члена выделилась бесцветная капелька и побежала вниз по горячему стволу - мне казалось, я слышу шипение испаряющейся от жара влаги.

Я достал из своего волшебного чемоданчика еще один, последний предмет - это был металлический цилиндр, с которым я подобрался к заднице моего подопытного солдата и раздвинул ему ноги. Он вскрикнул от боли, когда я приподнял его изнемогающие яйца, освобождая себе дорогу. Я обильно смазал его очко и вставил цилиндр внутрь. Цилиндр был не простой, а электрический - он имел на конце два контакта, к которым я подсоединил те самые клипсы. Потом подрегулировал напряжение на выходе трансформатора, выдавил себе на руку смазку и потер ладонью о ладонь.

- Предупреди меня, когда будешь кончать, - наказал я ему.

- Да, да, скорее! - простонал он.

Я взялся за его напряженный хуй и принялся подрачивать его ствол, иногда делая паузу, чтобы пососать головку и ноющие от боли, посиневшие яйца. Мой пленник кричал, как зверь, как животное, вертя головой из стороны в сторону и кусая себе губы, в то время как я не переставал ритмично двигать рукой.

Отсасывая у него, я, как сумасшедший, качал головой вверх и вниз. Солдат же трясся на кровати, качая бедрами и неистово трахая меня в рот. Кричал он так, что его можно было услышать в нескольких милях вокруг.

- Да! Я скоро кончу! - прохрипел он.

- Скажи мне ТОЧНО, когда ты будешь кончать! - я вынул хуй изо рта и перехватил ствол своей обильно смазанной рукой, одновременно нащупывая кнопку. И начал дрочить ему так быстро, как только можно.

- О... о... о! А! - он старался сдерживаться, он хотел дождаться того момента, когда сперму уже нельзя будет удерживать ни секундой дольше.

Я сжал его член посильнее, чтобы усилить ощущения.

- А... а! Я КОНЧАЮ! - взвыл он.

И вот, в этот самый момент, дойдя до той точки, откуда нет возврата, я направил его хуй под углом 45 градусов прямо на его лицо и нажал кнопку, замкнув электрическую цепь. Он издал крик, подобный реву пумы - крик наслаждения и боли. Его тело волной изогнулось над кроватью, мошонка сократилась, а по члену, зажатому в моей руке, прошла мощная судорога. Толстая струя спермы вылетела из багровой залупы, оросив сверкающими каплями темный мех на его груди, а также его лицо. Малофья била непрерывным потоком в течение нескольких секунд, как будто молодой боец не кончал, и не спускал, а ссал ею. Когда поток наконец иссяк, я отжал кнопку, схватил ртом все еще содрогающийся член моего солдата и высосал из него оставшуюся жидкость.

...Его торс был покрыт брызгами спермы. Бен медленно облизывал губы, смакуя ее вкус. Я приложил язык к его пупку и тоже стал слизывать капли пота и спермы, продвигаясь вверх к его груди. Потом, собрав большой сгусток спермы, размазал ее по своему соску и склонился над солдатом. Тот послушно взял сосок в рот, досуха облизал его и начал ласкать и покусывать, от чего сосок набух и напрягся.

Вторую порцию молофьи я размазал по его подмышке. Наклонился и начал лизать ее. Это было настоящее блаженство - ощущать этот едкий вкус густой солдатской спермы и пота, а мускусный запах волос на подмышках в смеси с запахом спущенки сводил меня с ума!

...Я посмотрел на Бена. Он был в полуобморочном состоянии. Я развязал все веревки и освободил его от пут. Сейчас все решится - либо он твердолобый ебанутый гетеросексуал и немедленно убьет меня, либо он будет любить меня всю жизнь. Я слегка похлопал его по щеке. Он открыл глаза и прошептал:

- Это был самый фантастический секс в моей жизни. Я люблю тебя.

Почему-то я догадывался, что ответ будет именно таким.

Он прижал меня к своей мохнатой груди, его сильные ноги сплелись с моими, наши члены прижались друг к другу. Мы ебались почти весь день... и потом еще много других дней и ночей... Мы стали самыми лучшими друзьями и любовниками.


Вернуться в «Рассказы»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей